Журналист Джон Ронсон срывает покровы с психиатрии как индустрии. Средства для лечения состояний, диагностируемых как психические расстройства, — часть жизни американцев в течение поколений. Например, Курта Кобейна в детстве пичкали риталином, потому что мальчик (к слову, после развода родителей) проявлял признаки синдрома дефицита внимания и гиперактивности и досаждал родственникам.
Ронсон приводит слова профессора кафедры психиатрии Кембриджского университета Йена Гудьера о том, что биполярное аффективное расстройство, ранее известное как маниакально-депрессивный психоз, практически не встречается у детей до семилетнего возраста. Но для того чтобы получить этот диагноз, американскому ребёнку достаточно продемонстрировать резкие перемены в настроении — а дальше начинается медикаментозное лечение.
Дело в том, пишет Ронсон, что американские психиатры давно пользуются справочниками серии DSM («Диагностическое и статистическое руководство по психическим расстройствам») Американской психиатрической ассоциации, позволяющими ставить однозначные психиатрические диагнозы по симптомам. Таким образом, выписывать лекарства можно после первой встречи с пациентом. Когда-то DSM был полноценным справочником по психоанализу, но в 1970-е его очистил от фрейдистских многозначностей доктор Роберт Спитцер, у которого к психоанализу были свои счёты (фрейдизм не помог маме). Первое издание с новой идеологией, DSM-III (1980 г.), разошлось более чем миллионным тиражом, что значительно превышало число психиатров в США. Народ занялся самолечением (см. про «колено горничной» у Джером-Джерома), фармацевтические компании возликовали — ведь появилось 83 новых официально признанных психических расстройств.
Престарелый доктор Спитцер, с которым Ронсону удалось пообщаться, ни о чём не жалеет и простодушно вспоминает обстоятельства редактирования справочника (толпа психиатров просто выкрикивала названия болезней и симптомы). В DSM-III, разбухший со 134 до 494 страниц, не попали лишь немногие недуги из предлагавшихся — например, «синдром атипичного ребёнка» (симптом: ребёнок не такой, как все) и «мазохистическое расстройство личности» (симптом: женщина, которую бьёт сожитель, не уходит от него).
В DSM-IV (1994 г.), который редактировал доктор Аллен Фрэнсис, было описано ещё 32 новых расстройства. В отличие от Спитцера, Фрэнсис теперь критически рассматривает свою деятельность и считает, что наличие в справочнике детского биполярного аффективного расстройства — ошибка, позволяющая родителям, во многом виноватым в резких переменах детского настроения, оправдывать себя (а детей годами кормить антипсихотиками — с непредсказуемыми последствиями). Теперь Фрэнсис борется за то, чтобы ошибка была исправлена.
Доктор Фрэнсис также называет причины, по которым «психиатрические диагнозы всё более приближаются к границам нормы»: помимо интересов фармацевтической индустрии, это навязывающий норму конформизм общества, облегчение, которое испытывают люди, получающие возможность дать название своему психическому состоянию, и влияние фармацевтической индустрии. В 2008 году «Нью-Йорк таймс» опубликовала выдержки из документов, в которых один из ведущих авторитетов по детскому БАР, глава отделения педиатрии Массачусетской общей больницы доктор Бидерман обязался «продвигать коммерческие интересы Johnson & Johnson» (производящая антипсихотик Risperdal корпорация финансирует его отделение).