http://news.nashbryansk.ru/v2/uploads/news/images/2017/June/bandit.jpg
Фото Кадр из фильма «Чужая»
Доктор социологии и философии Вадим Волков, проректор по инновациям Европейского университета в Санкт-Петербурге, ответил изданию «Электорат.инфо» на вопрос о том, в кого превратились бандиты из 90-х, и почему у нас было только одно их поколение.

— Во-первых, это связано с объективной динамикой рынков и капитала и изменением ролей тех, кто выжил. Из людей, просто получавших дань, они стали собственниками. Это меняло горизонты ожидания: в тюрьму идти не хотелось, готовности умирать тоже поубавилось. Соответственно, изменились их способы действия: насилие стало невыгодно, разрушительно. Татуировки и откровенно бандитское поведение уже не приносили таких дивидендов, надо было изображать из себя бизнесменов. А второе — это конкуренция: бандиты проиграли частным охранным предприятиям и государству, многие просто сели в тюрьму или были вынуждены изменить методы. Символическая точка в процессе ликвидации бандитов как класса была поставлена процессом над Владимиром Кумариным в 2009 году.

Ученый вспомнил такой эпизод: в 1998 году он познакомился с «бойцом» из чеченской группировки, очень конкретным, из тех, кто назначал встречи на пустыре за гаражами. Затем он его встретил в 2003 году и спросил: чем занимаешься? Тот сказал: заканчиваю юридический.

— Это довольно точно обозначало переход от понятийного права к формальному. Он продолжил заниматься похожими вещами — участвовал в рейдерстве, но захват уже происходил по Гражданскому и Уголовному кодексам, с участием адвокатов, судов, исполнительного аппарата государства. Юридическое образование становилось не менее важным активом, чем умение толковать понятия и назначать стрелки.

По мнению Волкова, очень важно понимать, что в начале нулевых не «государство задавило мафию», а произошли объективные структурные сдвиги, благодаря которым бандиты исчезли как класс — сами люди частично остались, конечно. Это установила социология.

Уже к 2003 году бандитов не стало в прежнем количестве, но это не значит, что их пересажали: они просто перестали воспроизводиться. Папа-бандит уже не будет передавать свой опыт — наоборот, он сделает все, чтобы его дети были другими, пошлет их учиться в хорошие школы или за границу.
Ну и, конечно же, часть бандитской прослойки просто-напросто погибла. В разборках с конкурентами, в стычках между своими, в перестрелках с силовиками. Многих сгубили наркота и алкоголь. Точных цифр никто не знает. Но в Сети ходят данные от 50 тысяч до полумиллиона «бойцов», истребленных как руками государства, так и руками самих бандитов.

http://news.nashbryansk.ru/v2/uploads/news/images/2017/June/bandit1.jpg
Целая аллея членов группировки Новокуйбышевской ОПГ. Фото с сайта klikabol.com.

Также часто ссылаются на интервью генерал-лейтенанта МВД, генерал-майора ФСБ, депутата Госдумы, писателя и признанного эксперта в вопросах борьбы с организованной преступностью Александра Гурова, в котором он говорит о том, в среднем по России в 90-е годы насчитывалось в среднем по 32 тысячи умышленных убийств в год, а потом их стало фиксироваться в два раза меньше.

Отсюда