Если убрать релятивизм из науки никто из практиков этого не заметит. Но теории космологов, оттеснившие реальные наблюдения и эксперименты от того, что в XX веке стало считаться наукой, полностью построены на релятивизме, поэтому история релятивизма представляет интерес для тех, кто хочет разобраться что истина, а что ложь в науке.

Эйнштейнизм начался на заседании британского Королевского общества в 1919 году, когда британские учёные сообщили, что обнаруженные ими результаты искривления луча Солнцем якобы подтверждают теорию относительности Эйнштейна.
Вот как это описывает биограф Эйнштейна Пайс, (с.295) "Можно точно определить, когда родилась легенда об Эйнштейне - это произошло 7 ноября 1919 г." «Именно тогда лондонская Таймс поведала о сенсационном докладе британских астрономов, обнаруживших, как уверяют, подтверждения теоретических изысканий ученого. В какие-то считанные дни дотоле малоизвестное имя автора малопонятной теории было слаженно прославлено неугомонными журналистами Старого и Нового Света.»

Надо сразу пояснить, что для доказательства данные наблюдений указанными учёными обрабатывались статистически методом ГИПЕРБОЛИЧЕСКОЙ экстраполяции. Но если заменить метод, например, на метод СРЕДНИХ ЗНАЧЕНИЙ, как результаты наблюдений из подтверждения эйнштейновской ОТО тотчас становятся доказательством правомерности классической механики Ньютона!

Сколь массированной была PR-кампания Эйнштейна можно судить по "Нью-Йорк таймс", которая первый материал о нём напечатала 9 ноября 1919 года, и, "с того дня не проходило ни одного года, чтобы его имя не упоминалось в этой газете в связи с его научной работой, но чаще в связи с чем-то другим" (Пайс, с.295).
С первыми же сообщениями в печать проникли и первые интригующие странности. Пайс отмечает: "Статья в "Нью-Йорк таймс" от 9 ноября написана неплохо, но там есть одна неточность. Дж.Дж. Томсон, если верить газете, выразился следующим образом: "Это одно из величайших - возможно, самое великое - достижение человечества за всю историю науки". Слов, которые я (Пайс. - Ред.) выделил, Томсон не произносил, но, конечно, так лучше звучит" (с.295)!.. Звучит-то оно хорошо, да только непонятно, как случилось, что эти слова были вложены в уста Дж.Дж. Томсона - одного из тех "дорелятивистских физиков, которые упрямо не желают признавать теории относительности" (А.Ф. Иоффе, "Успехи физических наук", 1937, с.134) Дальше - больше: в той же статье "Нью-Йорк таймс" говорилось, что "один из выступавших на заседании Королевского общества заявил, что с Евклидом покончено", однако, поясняет Пайс, и "это не соответствовало действительности, но лучше "смотрится"" (с.295).

Подобных загадок и странностей, появившихся в биографии Эйнштейна только потому, что оно просто эффектно "смотрится" или лучше "звучит", имеется множество...

"Знаете ли Вы, что... теория относительности Эйнштейну не принадлежит?" – этот вопрос вынесен на обложку книги "Воровство и обман в науке" первого выпуска серии "Наука с черного хода" (СПб., 1998) Автор книги, идеи и названия серии о мошенниках и аферистах-"интеллектуалах" С.Г. Бернатосян.
"Эйнштейн в своих работах прямо оперирует отдельными научными представлениями Анри Пуанкаре. В частности, из труда "Измерение времени", датированного 1898 годом, он заимствует у французского математика рассуждения об одновременности протекания разноместных событий" (Бернатосян, с.158).
"Раскрывая, например, понятия "одновременности и времени", Эйнштейн объяснял их на примере синхронизации часов, пространственно разделенных световыми сигналами. Этим сравнением пестрят почти все его публичные выступления и лекции. "Часы" Эйнштейна сделались чуть ли не ходячей легендой. Но разве не о том же самом говорил Пуанкаре еще в 1900 году?!" (Бернатосян, с.159).
"Парадокс близнецов", приписанный фантазии Эйнштейна, на самом деле обнаружил и использовал в качестве иллюстрации своих трудов француз Поль Ланжевен. А до него эффект отставания движущихся часов был замечен и изучен английским физиком Джозефом Лармором в 1900 году" (Бернатосян, с.159).
Создание Эйнштейном общей теории относительности (ОТО) - в противоположность СТО - всегда считалось ярким примером разработки и решения проблемы от начала и до конца одним единственным ученым. Но и здесь фигурирует до того многократно обкраденный Пуанкаре (Бернатосян, с.158).
"Многие из положений, высказанные молодым физиком-теоретиком, уже были выдвинуты его предшественниками" (с.159), а "сооружение не соответствующего заслугам Эйнштейна пьедестала" произошло "благодаря разным подпевалам и не слишком добросовестным историкам науки" (с.160-161).
"Мы же знаменитую формулу E=mc^2 продолжаем автоматически считать формулой Эйнштейна, игнорируя колоссальный вклад в разрешение этой проблемы П. Ланжевена, Ф. Газенёрля, А. Пуанкаре, О. Хевисайда и Дж.Дж. Томсона" (Бернатосян, с.159).

Н. Михайлов ("Техника и наука", № 3/83), по-своему ишет разгадку "черного хода".
«- Ключ к пониманию этого процесса скрыт в том деле, которым он занимался в возрасте 23-30 лет. Именно эти семь лет службы в патентном бюро Берна навсегда сформировали его отношение к науке, именно там и тогда выковалась специфическая черта Эйнштейна - быстрое проникновение в суть любого дела и его умелое изложение".

"Быстрое проникновение в суть любого дела и его умелое изложение" Эйнштейн блестяще продемонстрировал в своей первой статье по специальной теории относительности (СТО). "Изложение велось молодым автором в довольно необычной для научных публикаций манере, без указания идей и результатов, заимствованных из других исследований, без сопоставления полученных выводов с итогами более ранних попыток решения той же проблемы. Статья не содержала буквально ни одной литературной ссылки. При чтении ее создавалось впечатление о полной оригинальности как постановки, так и решения задачи, о первооткрытии всех изложенных там результатов. Только путем сопоставления фактически использованных в этой статье положений с ранее опубликованными статьями на данную тему можно установить несомненную связь развиваемых автором идей с высказываниями предшественников и в первую очередь - с идеями, опубликованными за несколько лет до этого Пуанкаре" (М.И. Панов, А.А. Тяпкин, А.С. Шибанов. Анри Пуанкаре и наука ХХ века. - В кн.: А. Пуанкаре. О науке. М., 1983, с.549).

"Замалчивался также тот факт, что математик Д.Гильберт несколько раньше получил и опубликовал основное уравнение этой теории, за которым впоследствии закрепилось название "уравнение Эйнштейна"" (А.А. Тяпкин, А.С. Шибанов. Пуанкаре. М., 1979, с.401).

Про уравнение Гильберта (см. приложение в книге В.П. Визгина «Релятивистская теория тяготения». М., 1981). Уравнение было сообщено Гильбертом в частной переписке Эйнштейну, который приставал к первому с вопросами: а что, дескать, у вас получилось? Гильберт долго "темнил", не желая выдавать свои результаты прыткому коллеге, но потом раскрыл их до публикации назойливому корреспонденту. И вдруг в очередном послании Эйнштейна с удивлением прочитал: представьте, мол, я еще до получения вашего письма пришел к точно такому же выводу... Тут Гильберт схватился за голову и, кляня себя за опрометчивость, попросил ускорить публикацию статьи со своим уравнением, которое впоследствии все равно назвали "эйнштейновским"...

"Загадка Милевы Марич": "Выдвигается достаточно обоснованное мнение, что Марич была не просто супруга Альберта, но еще и соавтор его важнейших трудов". В одном из писем к ней Эйнштейн прямо указывает на соавторство с Милевой: "Как счастлив и горд я буду, когда мы вдвоем доведем работу по относительности движения до победного конца". В пользу гипотезы свидетельствуют "некоторые и почему-то тщательно забытые места из воспоминаний советского физика Абрама Иоффе" ("Молодая гвардия", № 8/91). Иоффе утверждал, что "все три эпохальные статьи 1905 года были подписаны "Эйнштейн-Марич"", из них одна формулирует основы СТО, другая обсуждает формулу E=mc^2 и, наконец, третья посвящена квантам в фотоэффекте (Нобелевская премия 1921 г.).

Теории Эйнштейна несовместимы между собой. "Специальная теория относительности несовместима с идеей существования в природе эфира, а общая теория относительности несовместима с идеей отсутствия в природе эфира " (Ацюковский, с.30). Если бы теории принадлежали одному автору, а тем более ещё бы и хоть как-то опирались на реальность, они никак не могли бы противоречить друг другу.

Теории Эйнштейна не объясняют законов природы и не нужны ни в инженерной практике, ни в науке (включая фундаментальную физику); все их многочисленные "подтверждения" - результат ошибок или подтасовок, выдачи желаемого за действительное, а "гениальные" предсказания - метафизический бред и околонаучная спекуляция.