http://img.gazeta.ru/files3/191/7929191/Bennekom.2015.hoardingcase-pic905-895x505-99261.jpg
Патологическое накопительство, или силлогомания давно известны в медицине – проявляется это навязчивое поведение в сборе и хранении ненужных вещей, иногда это приводит к антисанитарии и невозможности передвигаться по жилищу.

Однако новая цифровая эра диктует появление в обществе и новых отклонений. «Мы описали первый случай цифрового накопительства пациентом, появившемся в нашем амбулаторном отделении», — написали врачи под руководством Мартина ван Беннекома из отделения психиатрии академического медицинского центра Амстердама.

47-летний мужчина был помещен в психиатрическую клинику по просьбе наблюдающего врача, помогавшего ему жить с аутизмом – диагнозом, поставленным пациенту в 2007 году. Известно, что в 1990 годы мужчина страдал от депрессии, от которой принимал ежедневно 150 мг венлафаксина.

В истории болезни отмечается, что обычным собирательством пациент начал страдать еще в студенческие годы, при этом расстройство продолжало усугубляться с годами, а он никогда не придавал ему значения.

В основном мужчина собирал ненужные или почти ненужные вещи, например – бумаги и велозапчасти, считая, что в будущем они могут пригодиться.

С годами вещей стало слишком много, они захламили дом, и хозяин уже стеснялся, да и не мог приглашать гостей. Книжки, бумаги, коробки – всем этим завалена комната пациента. Однако статьи в журнале BMJ Case Reports случай этого мужчины удостоился благодаря другому предмету, присутствующему на фото – компьютеру.

Жизнь мужчины несколько преобразилась пять лет назад с покупкой первой цифровой фотокамеры. «Цифровая фотография стала его главным дневным занятием.

Он делал до 1000 фотографий ежедневно, в основном пейзажей», — пишут ученые.

Мужчине никак не удавалось удалять ненужные снимки, несмотря на то, что большинство дублировали друг друга. Он купил для их хранения четыре внешних жестких диска и еще четыре – для резервного копирования. Пациент никогда не просматривал свои фотографии, но был уверен, что в будущем они пригодятся. Более того, он был уверен, что в будущем сможет объединить снимки, когда технологии каким-то образом продвинутся вперед.

Врачам он пожаловался, что систематизация такого объема фотографий ежедневно доставляла ему стресс и отнимала по 3-5 часов.

«Хобби» стало нарушать его сон, мужчина перестал заниматься другими видами времяпрепровождения, такими, как уборка дома, прогулки и отдых.

Врачи отмечают, что пациент не женат, не имеет детей и живет в своей квартире на денежное пособие. Имеет неплохие отношения с отцом и парой друзей. Кстати, у двух теток по материнской линии также наблюдается тяга к накопительству, правда – самому обычному. Обследование не выявило очевидных нарушений в поведении мужчины, однако стандартные тесты полностью удовлетворили критериям, принятому в США руководству по диагностике и статистике психических расстройств DSM-V для диагностирования патологического накопительства: пациент не мог найти силы, чтобы выбросить объект собирательства, и никогда не проявлял к ним интереса.

Ученые пришли к выводу, что цифровое накопительство должно быть названо особым расстройством и получить свои особенные методы диагностики. «Мы считаем цифровое накопительство особым типом накопительства», — пишут они в своей статье.

По словам автором исследования, многие люди могут найти в своем поведении черты их пациента. Однако, напоминают они, подобные человеческие странности считаются расстройствами, когда начинают приносить беспокойство и стресс, а пока этого нет – живите спокойно.
Ссылка