Интересное письмо было направленно в Российскую Академию Наук и изложенное ведущим инженером ФГУП “ФНПЦ Научно Исследовательский Институт Измерительных Систем им. Ю.Е. Седакова” В. Н. Леоновичем

ОТКРЫТОЕ ПИСЬМО ПРЕЗИДЕНТУ РАН, ФОРТОВУ ВЛАДИМИРУ ЕВГЕНЬВИЧУ

Если справедлива ТО Эйнштейна, то на всех мощных ускорителях должен наблюдаться ощутимый эффект увеличения массы быстрых частиц, безоговорочно доказывающий правоту ТО. Поскольку таких публикаций не наблюдается, прошу всех посвященных обнародовать данные по увеличению массы быстрых частиц в зависимости от их скорости

_______________________________________________________________________________________________

Ни одна из утвердившихся научных теорий не поддерживается постоянными и навязчивыми напоминаниями о справедливости этой теории, как это происходит с Теорией Относительности Эйнштейна (далее ТО). При этом практически все предъявляемые доказательства являются косвенными. Все, кроме одного. Этим единственным, прямым доказательством является ссылка на параметры релятивистских частиц в ускорителях. Однако никогда эти параметры не были представлены в форме отчетов экспериментальных измерений. Эта ситуация была вызвана тем обстоятельством, что необходимые параметры трудно было выделить из общего потока аналоговых параметров стабилизации и фокусировки ускоряемого пучка.

Сейчас современные мощные ускорители достигли такого совершенства, что позволяют надежно, с необходимой точностью, выявить зависимость массы частицы от её около световой скорости. Впервые за сто лет существования ТО ускорители могут обеспечить прямую, количественную, и очень убедительную, проверку учения Эйнштейна. Причем для этого никаких затратных мероприятий производить не требуется. Технология процесса ускорения содержит всё необходимое для получения интересующих сведений, их нужно только взять.

Казалось бы, настал триумф всепобеждающего учения. Но вместо заслуженных фанфар – странная тишина. Даже ссылки на параметры ускорителей, как доказательство справедливости ТО, стали встречаться заметно реже.

Так, что же произошло, если в такой, казалось бы, благоприятной для ТО ситуации практически исчезли ссылки на параметры ускорителей, как подтверждение теории.

Надо полагать, что интересующая всех зависимость массы частиц от их скорости была выявлена, но она оказалась не такой, как ожидали, – и результаты просто замалчиваются.

Продемонстрируем суть и методику необходимой проверки, начав с самых азов.

(Это не для Владимира Евгеньевича, а для любознательных налогоплательщиков.)

Рассмотрим устройство электронного кинескопа. Отключим у него отклоняющую систему луча, и приведем в действие. В центре экрана появится яркая точка с размером, равным диаметру электронного луча. Отметим на экране положение светящейся точки, и повернем кинескоп вокруг оси на 180 градусов. Точка в центре экрана окажется чуть ниже первой отметки. Даже если это трудно заметить, причину все знают, электроны луча движутся не по прямой, а по параболе в поле гравитации Земли. За одну секунду полета в горизонтальном кинескопе электронный луч опуститься на пять метров.

Если электронную пушку кинескопа заменить на протонную или свинцово ионную, с такой же скоростью вылета частиц, то пятно от луча этих частиц точно совпадет с пятном от электронов. Это происходит по причине независимости закона падения от массы падающего объекта, что тоже все знают.

Чтобы вернуть пятно от протонного или электронного луча в центр экрана, необходимо включить и соответственно настроить отклоняющую систему, в качестве которой можно использовать электрический конденсатор или магнит.

Вот здесь начинается самое интересное.

Если отклоняющую систему кинескопа с протонной пушкой настроить для пучка протонов, а затем, не меняя настройки отклоняющей системы, заменить протонную пушку на свинцово ионную, то отклоняющая система не вернет луч ионов в центр экрана. Чтобы вернуть пятно ионов в центр экрана, понадобиться увеличить воздействие отклоняющей системы в 207 раз, т.е. во столько раз, во сколько ион свинца тяжелее протона. Это происходит из-за того, что сила действия магнитных и электрических полей зависит от величины заряда частиц пучка, а вызываемое, компенсирующее ускорение частиц зависит от их массы.

Как видим, если сделать кинескоп достаточно длинным, то с его помощью можно производить взвешивание заряженных частиц, в том числе и релятивистских. Однако строить специализированные кинескопы нет необходимости. Аналогичная ситуация реализуется в ускорителях заряженных частиц.

Управляемые электрические и магнитные поля коллайдеров, и прочих ускорителей, не только ускоряют частицы, но и выполняют функцию стабилизации разгоняемого пучка. Одной из задач этой функции является компенсация гравитационного падения частиц. Сложная система магнитов формирует фокусирующее магнитное поле, которое одновременно не позволяет протонам падать.

В современных мощных ускорителях, на последнем этапе разгона частиц, когда их скорость уже близка к скорости света, завершающее ускорение частиц производится по стационарной траектории. Вот цитата из статьи о Серпуховском ускорителе [1]. “Диаметр ускорителя на 1000 ГэВ около 7 км, …. Магнитные системы этих гигантских ускорителей действуют по кибернетическому принципу. Любая погрешность в изменении направления пучка тотчас же фиксируется приборами, и в ускоряющую систему из вычислительного центра подается команда об изменении ее параметров, которая должна перевести пучок-нарушитель на свою орбиту”. Конец цитаты.

А поскольку управляющие команды (приращения токов магнитов) формируются кибернетическим способом, то нет ничего проще, как по архивным данным любых испытаний выявить зависимость массы частицы от её скорости.

Когда скорость частиц достигает 0,99 скорости света, сила компенсационного воздействия должна возрасти вместе с массой частиц, в соответствии с ТО примерно в 7 раз. Это величина, которую уже нельзя не заметить.

В БАК, при достижении скорости протонов, соответствующей их энергии 7 ТэВ, увеличение массы протонов должно достигать 7457 раз. Разгон частиц до этой энергии, по стационарной траектории, происходит в БАК приблизительно 40 мин [2]. За это время можно снять отличный график зависимости массы протона от его скорости.

Величина компенсирующего магнитного поля формируется автоматически. Она также автоматически регистрируется и архивируется, и таким образом, доступна экспериментаторам.

Доступна-то доступна, но ведь данную информацию можно не затребовать, т.к. такое измерение не входит в программу проводимых испытаний. Это обстоятельство дает возможность команде БАК лукавить.

ТО очень нуждается в экспериментальных подтверждениях. А тут, такой случай – прямое измерение массы гравитации релятивистского протона. Так в чем же дело, почему не публикуются эти сопутствующие результаты любых испытаний?

Причины могут быть самыми неожиданными, но мы рассмотрим только одну, самую естественную и ожидаемую. Публикаций нет потому, что нет эффекта увеличения массы релятивистских частиц.

Этот несуществующий закон, противоестественный и абсурдный, придуман Эйнштейном. Нет в природе такого закона. Но есть релятивистские эффекты, которые выдуманный закон, дополненный некоторыми оговорками, тем не менее, объясняет. А это значит, что истинный, природный закон остается для нас неизвестным. И его никто не ищет, благодаря выдуманному закону.

Но если масса протона (любых тел) не возрастает при увеличении скорости, то и его кинетическая энергия не может расти беспредельно. Её предел в этом случае определяется формулой Emax=MoC^2.

Возникает вопрос. Как же возникает мнимая картина благополучия на всех ускорителях.

Действительно, БАК много лет постепенно наращивал свою мощность – и всё это время характер столкновений менялся. При каждом плановом увеличении энергии пучка, исследователи ожидали соответствующей, рассчитываемой реакции. И реакции происходили, правда не совсем такие, как предсказывали расчеты, основанные на ТО, но все-таки происходили. Энергия столкновений вроде бы росла, а вроде бы и нет.

Пришлось теоретикам разработать под эту ситуацию специальную партонную теорию (термин гипотеза в квантовой теории мало употребителен). Если объяснять максимально упрощенно, то партонная теория рассматривает протон как совокупность вещественных частиц, состоящих из кварков, и занимающих ничтожную часть объема протона, как электроны в оболочке атома. Распределение кварков в объеме протона теория не предсказывает. В результате такого подхода столкновение протонов в принципе не может быть полномасштабным и предсказуемым. При всяком, даже лобовом столкновении взаимодействуют лишь случайные кварки, остальные в столкновении как бы не участвуют. Каждое событие (столкновение партонов протона) - это случайность.

Что же тогда при испытаниях создает эффект увеличения энергии столкновений? Дело в том, что энергия столкновения протонов определяется их кинетической энергией в пучке за вычетом энергии, затраченной на преодоление кулоновского поля протонов. Согласно ТО – вычитаемая энергия является константой. Но по теории запаздывающих потенциалов кулоновский барьер является переменной величиной, зависящей от скорости сближающихся частиц. Зависимость релятивистская. При приближении скорости протонов (измеряемой относительно физического вакуума) к скорости света, кулоновский барьер уменьшается до нуля. А это приводит к эффекту повышения энергии лобового столкновения протонов до максимальной величины Emax=2MoV^2/2≈MoC^2. Этот эффект и давал повод команде БАК для самообмана.

Таким образом, все исследования на БАК произведены совсем в другом, гораздо более низком энергетическом диапазоне. И нет никаких надежд, повысить кинетическую энергию сталкиваемых частиц выше этого предела – MoC^2.

Разумный предел приближения к максимальной энергии столкновений, похоже, уже достигнут. Дальнейшее, мизерное, но очень дорогое, увеличение скорости частиц, мало что даст. Строить более мощные ускорители при таких обстоятельствах конечно можно, но только при условии, что деньги девать больше некуда. В этом строительстве заинтересованы только наши недоброжелатели, и они всячески нас к этому провоцируют.

Истина, в конце концов, восторжествует. Однако каждый день промедления обходится налогоплательщикам очень дорого.

Заключение.

Стоит повторить еще раз. Если справедлива Теория Относительности Эйнштейна, то в современных ускорителях должен наблюдаться ощутимый эффект увеличения массы быстрых частиц, безоговорочно доказывающий правоту ТО. Не заметить этот эффект – невозможно и стыдно. И этот эффект должен быть поводом для торжества последователей Эйнштейна.

Так давайте возрадуемся все вместе!

Но если ожидаемого эффекта нет, т.е. эффект совсем другой, то значит, этот (другой) эффект опровергает учение Эйнштейна.

Вот только этот другой эффект, поиск которого не включен в программу ни одного из исследований, можно долго не замечать или делать вид, что не замечаешь.

Господин Президент РАН, а также все посвященные, к Вам убедительная просьба! Обнародуйте, пожалуйста, доказательство эффекта увеличения массы быстрых частиц по Эйнштейну.

Источники информации

Ускоритель протонов в Протвино, журнал “Наука и жизнь”, №4, апрель 1995 г., Интернет: http://gd-info.km.ru/unk/niz495.htm
Интернет, Лента новостей БАК.
 

Приложение

Аналогичное письмо было направлено Председателю Правительства РФ, Д.А.Медведеву. На что поступили следующие ответы.

1. Большое спасибо! Ваше обращение в адрес Правительства Российской Федерации поступило на почтовый сервер и будет рассмотрено отделом по работе с обращениями граждан. Номер Вашего обращения 1124740.

2. № И-2618 от 19.01.2015

Сообщаем, что Ваше обращение, поступившее в Аппарат Правительства Российской Федерации, рассмотрено и в соответствии со статьей 8 Федерального закона от 2 мая 2006 г. № 59-ФЗ "О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации" направлено в Минобрнауки России. Отдел по работе с обращениями граждан.

3. №14-ПГ-МОН-1748 от 09.02.2015.

Уважаемый Владимир Николаевич! Ваше обращение в Аппарат Правительства Российской Федерации рассмотрено в Департаменте науки и технологий Минобрнауки России. Информация, изложенная в обращении, принята к сведению. Благодарим Вас за присланную информацию.

Информируем Вас, что действующим законодательством не предусмотрена директивная поддержка высшими должностными лицами и федеральными органами государственной власти Российской Федерации конкретных открытий, идей, проектов.

Кроме того, общепринятыми в научном мире формами представления и обсуждения новых научных идей, открытий проектов является их публикация на страницах научных изданий, либо публичные дискуссии и доклады на различных научных мероприятиях (симпозиумах, семинарах, конференциях и т.д.), что позволяет вовлечь в их обсуждение максимально широкий круг заинтересованных специалистов.

Заместитель директора Департамента /подпись/ С.Ю. Матвеев.

Якунина О.С.

(495) 629-82-35