Мне можно писать на sergeev50@list.ru Мой основной сайт http://round-the-world.org

Зачем нам лженаука.

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Зачем нам лженаука. » Экология. » Антинаука медицина.


Антинаука медицина.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Медицину обычно относят к биологическим наукам. Но стоит хоть чуть-чуть подумать и можно легко понять это неверное мнение. Критерием истины может быть только обращение к реальному миру. Наоборот, если очень хочется заблуждаться, надо обращаться к мифам, обычаям, традициям, юридическим законам и мнениям. Обратившись к природе, мы видим, что существа способные к нормальной жизнедеятельности живут, а неспособные к жизни умирают. Неспособные дать потомство не отягощают генофонд популяции своей ошибочной наследственной информацией.
Медицина же, апеллируя к гуманности, ставит своей целью спасение от смерти не жизнеспособных людей и возможность получению потомства от людей самостоятельно не способных к этому. Если детально остановиться на гуманности и не гуманности, нужно посмотреть некоторые примеры. Документально запротоколировано, что правители Косово и Украины продавали и продают во многие страны человеческие органы, для пересадки, взятые у людей убиваемых именно для этого. Другой пример: как-то наши защитники прав ребенка попытались найти кого-нибудь из 1200 детей "усыновленных" итальянцами... Живыми удалось найти только 50 человек. Ещё пример ставший известным: в Москве в одной из больниц молодых людей обратившихся по поводу разных легких недомоганий, очень тщательно обследовали. В том числе делали тесты на гистосовместимость. Вскоре на некоторых из этих людей вдруг случайно на темной улице нападали бандиты и проламывали им головы...  Тут же подъезжала скорая, и трупы везли в обозначенную больницу, где опытные врачи констатировали смерть и пострадавшего в соответствии с законом разбирали на запчасти. Прокол получился, когда один такой объект с проломленной головой оказался с признаками жизни... Его, конечно, быстренько разобрали на части, ведь у него оказалась хорошая для кого-то там гистосовместимость. Но факт зафиксировали не нужные свидетели и врачей судили... Конечно, их оправдали, но погрозили пальцем... Будьте осторожнее!
Можно привести не такие жесткие примеры как пересадка органов. Например, в СССР запрещалась реанимация хроников. Требовалось реанимировать только людей пострадавших от утопления и действия тока. Теперь требуется реанимировать абсолютно всех. Результат, правда, самый ничтожный, хроников если и удается оживить, то они очень скоро все же умирают. Некоторые люди думают, что требования такой бессмысленной реанимации связаны с гуманностью, но это не так. В основе лежит экономика. Фармацевтическим фирмам нужны потребители их отравы. Поэтому они борются не только за каждый день, прожитый их потребителем, но и за его последний вздох, требующий много лекарств и средств для их применения, обходящийся реаниматорам в очень круглые суммы.
В мире ведется разнузданная пропаганда применения лекарств, витаминов, пищевых добавок и пищевых продуктов, объявленных лекарствами. Но реально лечащим эффектом обладают не более 5 процентов лекарств. Еще около 15 процентов обладают вообще хоть каким-то действием на организм. Остальные плацебо. Но лечат плацебо ничуть не хуже лекарств... С одним условием... Если больной в них верит! Но вера в молитвы, святую воду, шаманские пляски и наложение рук лечит ничуть не хуже! Кстати шаман медицины в русском языке называется ВРАЧ, то есть тот, кто врет. Так же как ЖРЕЦ это тот, кто жрет. Как же учитывая то можно считать медицину биологической наукой. Медицина должна относиться к родственным ей наукам, богословию, астрологии, психологии.

2

При трансплантации органов - используется часть организма одного человека для организма другого человека. При людоедстве ведь функционально происходит то же самое, только используются не органы, а клетки одного человеческого организма для другого. Людоедство запрещено и преследуется по закону, это абсолютно правильно. Но почему тогда трансплантация не запрещается и считается благородным делом, необходимым для спасения жизни? По-моему, трансплантацию надо запретить, а пересаживать только искусственные органы. Иначе пострадает мораль и культура человечества вообще, на организм человека будут смотреть потребительски, он перестанет быть священным и неприкосновенным.
Михаил Кругов
Кстати после этого поста автору закрыли вход на форум. Потребители человечины в большой силе.

3

Донорство является главным источником заражения СПИДом в Китае.
http://www.epochtimes.ru/content/view/42676/4/
http://www.epochtimes.ru/v-kitae-sushhe … 8/?photo=2
http://www.epochtimes.ru/content/view/55534/76/

А переливание крови - источник этой радости во всём мире...

4

Доктор медицины из Южной Калифорнии Кен Мюррэй в своей статье в ноябре 2011 года написал честно о том, что самые мудрые врачи в медицину не верят и, лично к себе, её "достижения", не применяют.

Много лет назад Чарли – всеми уважаемый врач-ортопед и мой наставник, обнаружил у себя опухоль в области живота. Он обратился к хирургу на обследование, и тот поставил ему диагноз «рак поджелудочной железы». Тот хирург был одним из лучших в стране. Он даже изобрел новую процедуру именно для этого типа рака, которая могла утроить шансы пациента прожить 5 лет – с 5 процентов до 15 процентов – хотя и при плохом качестве жизни. Чарли это не заинтересовало. На следующий день он пошел домой, закрыл свою практику, и больше никогда не показывался в больнице. Он сосредоточился на том, чтобы проводить время с семьей и чувствовать себя как можно лучше. Несколько месяцев спустя он умер дома. Он не получал ни химиотерапию, ни радиотерапию, ни хирургического лечения. Программа медицинской помощи престарелым «Медикэр» много на него не потратила.
Эта тема обсуждается нечасто, но врачи тоже умирают. И они умирают не так, как мы все. Необычным в том, что касается их, является не то, насколько много лечения они получают по сравнению с большинством американцев, а то, как мало его они получают. Учитывая все то время, которое они проводят, отгоняя смерть от других, они склонны достаточно спокойно встречаться со своей собственной смертью. Они точно знают, что произойдет, они знают свои варианты, и обычно у них есть доступ к любому лечению, которое они пожелают. Но они обходятся без фанатизма.
Конечно, врачи не хотят умирать; они хотят жить. Но они знают достаточно о современной медицине, чтобы понимать ее ограничения. И они достаточно знают о смерти, чтобы понимать, чего люди боятся больше всего: умереть в боли и умереть в одиночестве. Они обсуждали это со своими семьями. Они хотят быть уверенными, что, когда их время придет, никаких героических мер предпринято не будет – что им не придется испытать во время своих последних моментов на земле, как кто-то ломает им ребра в попытке оживить их с помощью сердечно-легочной реанимации (именно это происходит, если сердечно-легочную реанимацию проводить правильно).
Почти все профессиональные медики видели так называемую «тщетную помощь», оказываемую людям. Это когда врачи используют самые передовые технологии, чтобы удерживать тяжело больного человека на краю жизни. Пациента вскрывают, перфорируют трубками, подключают к машинам и насилуют лекарствами. Все это происходит в реанимационной палате, где стоимость пребывания может составлять десятки тысяч долларов в день. Покупается за эти деньги страдание, которые мы бы не захотели причинить и врагу. Я не могу сосчитать, сколько раз мои друзья врачи говорили мне, в немногим отличающихся выражениях: «Обещай мне, что если ты увидишь меня в таком состоянии, то ты меня убьешь». Они не шутят. Некоторые медицинские работники носят медальоны с надписью «Не откачивать», чтобы сообщить врачам о том, что им не нужно проводить сердечно-легочную реанимацию. Я даже видел это в виде татуировки.
Оказывать медицинскую помощь, которая заставляет людей страдать, само по себе мучительно. Врачи приучены собирать информацию без демонстрации собственных чувств, но при закрытых дверях, среди своих товарищей-врачей, они выпускают пар. «Как можно так поступать с родным человеком?», – спрашивают они. Я подозреваю, что это является одной из причин, почему у врачей более высокие показатели алкоголизма и депрессии, чем у других профессионалов. Я знаю, что это – одна из причин, почему я перестал практиковать в больнице в последние 10 лет своей деятельности.
Как же получается, что врачи применяют так много лечения, которое они не хотели бы применять на себя? Простой или не такой уж простой ответ заключается вот в чем: пациенты, врачи и система.
Чтобы понять, какую роль играют пациенты, представьте себе сценарий, что кто-то потерял сознание и его доставили в приемное отделение. И как часто случается в такой ситуации, никто не планировал такого развития событий, и шокированные и напуганные родственники оказываются перед лабиринтом выбора. Они ошеломлены. Когда врач спрашивает, хотят ли они, чтобы было сделано «все возможное», они соглашаются. А затем начинается кошмар. Иногда родственники действительно подразумевают «сделайте все возможное», но зачастую они имели в ввиду «сделайте все, что в разумных рамках». Проблема заключается в том, что они могут не знать, что в разумных рамках, или же, находясь в замешательстве и горе, не будут спрашивать или слушать, что им может говорить врач. Со своей стороны, доктор, которому сказали сделать «все», сделает это, будь это разумно или нет.
Вышеописанный сценарий случается довольно часто. Усложняют проблему и нереалистичные ожидания того, что может сделать врач. Многие люди думают о сердечно-легочной реанимации как о надежном способе спасения жизни, когда на самом деле результаты обычно неважные. Я видел сотни людей, которых привозили в мою смену в приемное отделение после сердечно-легочной реанимации. Только один здоровый мужчина, у которого не было проблем с сердцем (для тех, кто жаждет деталей, у него был «напряженный пневмоторакс»), выписался из больницы. Если пациент страдает от серьезного заболевания, находится в преклонном возрасте или же смертельно болен, шансы позитивного результата от сердечно-легочной реанимации бесконечно малы, а шансы причинить страдания — огромны. Плохие знания и неправильные ожидания ведут к большому количеству плохих решений.
Но, конечно же, это случается не только из-за пациентов. Врачи тоже участвуют в этом. Проблема в том, что врачи, которые ненавидят назначать тщетное лечение, должны найти способ удовлетворить желания пациентов и их родственников. Представьте себе еще раз приемное отделение со всеми убитыми горем, возможно, истеричными родственниками. Они не знают врача. Установление доверия и уверенности в таких условиях — это очень деликатная вещь. Люди готовы думать, что врач действует, исходя из базовых мотивов, пытаясь сэкономить время, деньги или усилия, особенно если доктор советует отказаться от дальнейшего лечения.
Некоторые врачи лучше коммуницируют, нежели другие, а некоторые врачи более непреклонны, но они все сталкиваются с похожим давлением на них. Когда я столкнулся с обстоятельствами, затрагивающими варианты, касающиеся выбора конца жизни, я использовал подход выкладки только тех вариантов, которые я считал разумными (как и в любой другой ситуации) как можно раньше. Когда пациенты или родственники предлагали неразумные варианты, я пытался обсуждать вопрос, используя простую терминологию, которая бы четко демонстрировала недостатки такого варианта. Если пациенты или родственники все равно настаивали на лечении, которое я расценивал как бессмысленное или вредное, я предлагал перевести их к другому врачу или в другую больницу.
Надо ли мне было иногда быть более настойчивым? Я знаю, что некоторые из этих переводов до сих пор преследуют меня. Одна моя пациентка, которой я очень восторгался, была адвокатом из известной политической семьи. У нее был серьезный случай диабета и проблемы с кровообращением, и в какой-то момент у нее появились ужасные боли в ноге. Зная опасности больниц, я делал все возможное, чтобы удержать ее от операции. Все равно она обратилась к внешним экспертам, которых я не знал. Не зная о ней всего, что знал я, они решили провести шунтирование ее хронически забитых кровеносных сосудов обеих ног. Это не восстановило ее кровообращение, а послеоперационные раны не заживали. На ногах возникла гангрена, и пришлось провести ампутацию обеих ног. Она умерла две недели спустя в известном медицинском центре, где все это происходило.
Легко винить врачей и пациентов в таких историях, но зачастую все стороны — просто жертвы большой системы, которая стимулирует чрезмерное лечение. Бывает, в неудачных случаях врачи используют модель платных услуг для того, чтобы сделать все, что они могут, даже несмотря на бессмысленность, только чтобы заработать деньги. Но чаще, однако, врачи боятся судебных преследований, и сделают все, что их попросят, не пытаясь возражать, чтобы избежать проблем.
Иногда, даже если проведена необходимая подготовка, система все равно может поглотить человека. Один из моих пациентов по имени Джек, 78-летний мужчина, болел много лет и прошел через 15 серьезных операций. Он пояснил мне, что он никогда, ни при каких условиях, не хочет оказаться подключенным к системам поддержания жизнеобеспечения. В одну из суббот, у Джека случился обширный инфаркт и его привезли в приемное отделение без сознания, и без его супруги. Врачи делали все возможное, чтобы привести его в сознание, и подключили его к системе жизнеобеспечения в отделении реанимации. Это был жутчайший кошмар Джека. Когда я приехал в больницу и принял на себя лечение Джека, я поговорил с его женой и с персоналом больницы, показав свои заметки о его предпочтениях касательно лечения. Затем я отключил его систему жизнеобеспечения и просидел рядом с ним. Он скончался два часа спустя.
Даже с задокументированными пожеланиями, Джек не смог умереть так, как он хотел этого. Вмешалась система. Одна из медсестер, как я узнал позже, даже сообщила о том, что я отключил систему Джека, в полицию как о возможном убийстве. Из этого ничего не вышло, конечно же; пожелания Джека были четко озвучены и он оставил необходимые документы, доказывающие это. Но перспектива криминального расследования пугает любого врача. Мне было бы куда проще оставить Джека подключенным к системе против его же желания, удлинив его жизнь и его страдания еще на несколько недель. Я бы даже получил чуть больше денег, а страховая Medicare получила бы еще дополнительно 500 тыс долларов. Неудивительно, что многие врачи грешат назначением избыточного лечения.
Но при этом врачи не занимаются избыточным лечением себя. Они постоянно видят последствия этого. Почти каждый врач может найти способ умереть спокойно у себя дома, а справляться с болью сегодня можно лучше, чем когда-либо. Программа по облегчению страданий безнадежно больных, которая специализируется на обеспечении смертельно больным пациентам комфорта и достоинства вместо бесполезного лечения (хосписы), обеспечивает большинству людей последние дни более высокого качества. Удивительно, но исследования показали, что люди, помещенные в хосписы, зачастую проживают дольше, чем люди с такими же заболеванием, которые находятся в поиске излечения. Я как-то услышал по радио, что известный журналист Том Викер (Tom Wicker) «спокойно умер дома, окруженный членами семьи». Такие истории, к счастью, встречаются все чаще.
Несколько лет назад, с моим кузеном Торчем (рожденным дома при свете факела) случился припадок, причиной которого оказался рак легких, добравшийся до его мозга. Я организовал для него различных специалистов, и мы выяснили, что при агрессивном лечении в его обстоятельствах, включая три-пять еженедельных визитов в больницу для химиотерапии, он проживет, возможно, 4 месяца. В итоге Тор решил отказаться от какого-либо лечения и просто принимал таблетки от отеков головного мозга. Он переехал ко мне.
Мы провели следующие 8 месяцев, занимаясь кучей всяких вещей, которые ему нравились, получая удовольствие вместе, чего не было целые десятилетия. Мы съездили в Диснейленд, впервые в его жизни. Мы проводили время дома. Он был фанатом спорта, и он был счастлив смотреть спортивный канал и кушать то, что я готовил. Он даже немного набрал вес, питаясь своей любимой едой вместо больничной еды. Он не испытывал серьезной боли, и он находился в хорошем настроении. В один день он не проснулся. Следующие три дня он провел в сне-коме, а затем умер. Стоимость его лекарства и лечения за эти восемь месяцев составила примерно 20 долларов.
Торч не был врачом, но он знал, что он хотел от жизни качества, а не количества. Разве не этого хочет большинство из нас? Если и есть высочайшее искусство помощи в конце жизни, то это вот что: достойная смерть. Что же касается меня, то мой врач знает мой выбор. Мне его было просто сделать, как и большинству врачей. Не будет никакого геройства, и я просто спокойно уйду в тихую ночь. Как и мой наставник Чарли. Как мой кузен Торч. Как мои коллеги-врачи.

Кен Мюррэй (Ken Murray), доктор, доцент клиницист семейной медицины в Университете Южной Калифорнии

5


Если вы думаете, что в России не так, то вы заблуждаетесь.

Операции по трансплантации в Украине в 20 раз дешевле, чем за границей, – об этом заявляют ведущие хирурги Национального института хирургии и трансплантологии им. А. Шалимова. Если, например, трансплантация печени в Белоруссии обходится в 130 000 долл., в России - 150 000 долл., в Европе это уже 150-180 000 евро, а в США - 300-350 000 долл., то в Украине это порядка 150-200 000 грн.
Заместитель директора Института Шалимова по научной работе в трансплантологии Олег Котенко: "В первую очередь нужно обеспечить финансирование программы трансплантаций. Такие сложные и дорогостоящие операции больные не должны оплачивать самостоятельно. Это обязано делать государство. Либо следует создать условия для страхового здравоохранения. Кроме того, настало время для развития и нормального функционирования трупной трансплантации. Не должны органы погибающих людей уходить в землю, они могут спасать другие жизни. Для этого достаточно создать трупную реанимационную службу".

Источник: http://censor.net.ua/n356490

6

http://www.theblaze.com/wp-content/uploads/2015/04/472199_630x354-620x348.jpg
В семье 59-летнего Джорджа Пикеринга из Техаса случилось большое несчастье: ему позвонили из больницы и сообщили, что его единственный сын (который после нескольких инсультов впал в кому) будет отключён от аппарата жизнеобеспечения, поскольку его «мозг уже умер». Сотрудники клиники пытались обсуждать с ним возможность забора органов для пересадки другим больным.

Джордж появился на пороге клиники с пистолетом 9-миллиметрового калибра за поясом, прошёл в палату интенсивной терапии, где лежал его сын. Он приказал всем выйти из палаты, чтобы «остаться наедине с сыном». С этого началось четырёх часовое противостояние Пикеринга с полицией в здании госпиталя.

В это время и произошло «чудо».
Полиция и команда спецназа окружили клинику. В это время Пикеринг держал за руку своего всё ещё подключённого к аппаратам сына, время от времени переругиваясь через окно со стражами порядка.
«Сожми мою руку, если слышишь меня», – умолял Пикеринг сына. И вдруг действительно почувствовал, что его рука сжимается.
Он повторил просьбу.

«Он сжал мою руку четыре раза, – рассказывал позже Пикеринг. – Это было чудо! Я знал, что мозг моего сына не был мёртв. Я знал, что мой сын не овощ. Я его отец, я чувствую, что происходит с моим сыном».

Через четыре напряжённых часа Пикеринг добровольно сдался полиции. Он был уверен, что сделал достаточно, чтобы доказать, что его сына нужно оставить живым. До инцидента сотрудники клиники пытались обсуждать с ним возможность забора органов для пересадки другим больным, а теперь никто не посмеет утверждать, что мозг его 27-летнего сына мёртв.

А немногим позже этим же вечером его сын вышел из комы.

Он повернулся на постели, посмотрел на свою мачеху и сказал «Я люблю тебя, мам».
Ссылка

7

Уже в обозримом будущем женщины могут потерять способность рожать натурально, как считает известный французский акушер-гинеколог. Ученый предположил, что этот риск будет увеличиваться из-за современной медицины.

84-летний Мишель Оден, который войдет в историю медицины, как изобретатель родовых бассейнов в больницах, в своей новой книге "Нужны ли нам акушерки?" высказал предположение о том, что в самом ближайшем будущем натуральные роды исчезнут. Это произойдет из-за того, что сегодня в этот процесс все более активно вмешиваются врачи.

Доктор Оден читает, что женщины лишатся и способности кормить грудью. По мнению ученого, современные представительницы прекрасного пола тратят на схватки и роды гораздо больше времени, чем это было 50 лет назад. Растущему числу беременных выписывают лекарства, а женщинам в родовых все чаще помогают хирурги.

Оден приводит в пример исследование, которое показало, что период с 2002 по 2008 годы женщинам на первую фазу родов требовалось, в среднем, на два с половиной часа больше, чем период с 1959 по 1966 годы. "Для меня эти факты демонстрирует совершенно очевидное: женщины лишаются своей способности рожать натурально, - считает Мишель Оден. - Это первичный феномен, но число женщин, которые способны на натуральные роды, становится уже несущественным".

Оден крайне критически относится к росту количество кесаревых сечений. К примеру, в Англии более четверти родов в период с 2013 по 2014 год были проведены с помощью этой процедуры. Ученый также выступает против использования синтетического окситоцина у женщин, проходящих через роды. По его мнению, эта процедура лишает будущих мам способности производить данный гормон натурально.

8

Десятки миллионов людей, которым был поставлен диагноз «рак» и которые были напуганы медицински не оправданной, но крайне выгодной химеотерапией – никогда не имели угрожающего их жизни состояния, а значит не было и необходимости в принятии подобных мер, подтвердили учёные.

Многие новообразования в организме человека диагностируются устрашающим термином «рак», даже несмотря на то, что не приведут ни к каким реальным повреждениям в организме, даже если их не лечить.

Раковая индустрия получает сотни миллиардов долларов в год на лечение пациентов, у которых никогда не было «настоящего» рака

Онкологи и раковая индустрия (особенно рака молочных желёз) пользуются систематическими случаями ложного диагностирования рака, запугивая пациентов и вынуждая их соглашаться на ненужные процедуры, которые помогают набирать $100 млрд. в год в качестве средств на химиотерапию для лечения так называемого «рака».

«Врачи, пациенты и широкая общественность должны осознавать, что гипердиагностика является довольно распространённым явлением и чаще всего имеет место при выявлении рака», – говорится в одной из научных статей.

В 2002 году редактор медицинского журнала поставил под вопрос эффективность маммографии для молодых женщин. «Эта тема требует тщательного контроля, – резюмирует он, – потому что женщины принимают решение о диагностике рака груди, а наша задача состоит в том, чтобы предоставлять им максимально достоверную информацию». Однако не следует забывать, что «маммографический скрининг может привести к гипердиагностике рака молочной железы, то есть обнаружению опухоли, которая не была бы обнаружена в клинических условиях на протяжении всей жизни пациента».

Раковая индустрия держится на плаву за счёт научного шарлатанства и низкопробной тактики «вербовки» новых пациентов, основанной на страхе

Всё это подтверждает то, о чем уже неоднократно говорилось ранее: раковая индустрия использует тактику запугивания, которая отдаёт «медицинским терроризмом» – перепуганных женщин и мужчин убеждают в необходимости чего-то ненужного для них, но весьма прибыльного для «агитаторов» – речь о «лечении рака», которое не принесёт пользы никому, кроме шарлатанов-онкологов.

Это сообщение повлекло за собой ряд крупных разоблачений в области диагностирования различных видов рака. Рак груди, например, иногда представляет собой вовсе не опасное заболевание, а такое доброкачественное состояние как протоковый рак (ПКИС). Несмотря на это, миллионам женщин с ПКИС ошибочно ставят диагноз «рак молочной железы», вынуждая в дальнейшем лечиться от состояния, которое наверняка никогда не вызвало бы у них никаких проблем со здоровьем. В аналогичной ситуации оказываются и мужчины с простатической интраэпителиальной неоплазией (ПИН) высокой степени – одной из разновидностей предвестников рака, обычно подвергающейся такому же лечению, как и настоящий рак.

Практика онкологии нуждается в серьёзных изменениях и инициативной борьбе с проблемой гипердиагностики и избыточного лечения рака. В частности, такие предраковые состояния, как ПКИС и ПИН высокой степени, не должны больше называться термином «рак».

Билл Сарди, автор книги «Больше не нужно бояться рака» («You Don’t Have to Be Afraid of Cancer Anymore»), также добавляет:

«Гипердиагностика относится к выявлению рака методом скрининга (маммография, ПСА-тесты) и она вряд ли станет очевидна врачу или выдаст себя проявившимися симптомами до того, как пациент умрёт по какой-то другой причине. Рак распространён достаточно широко, и большинство пациентов погибнет с этим диагнозом, но не от рака. Лечение и инвазивные или токсичные методы скрининга (рентгеновское излучение, маммография, пункционная биопсия) для опухолей, которые могут никогда не начать прогрессировать, не вызывают никаких симптомов и не создают угрозу летального исхода, будут представлять собой гипердиагностику и ненужное лечение».

Постепенно правда о раке выходит на поверхность, так что шарлатанство раковой индустрии ожидают дальнейшие разоблачения

Во всём этом есть и хорошая новость: если у вас только что диагностировали рак, то существует вероятность, что вы тоже стали жертвой медицинского шарлатанства и на самом деле вашей жизни ничего не угрожает.

Первый и самый важный момент в любой онкологической диагностике – онколог-скептик, пытающийся проинформировать, а не запугать вас. Не попадайтесь на уловки шарлатанов и не спешите соглашаться на токсичную химиотерапию. Для начала соберите всю возможную информацию, узнайте мнение других врачей и альтернативные варианты лечения (изменение образа жизни и др.), которые помогут предотвратить развитие рака или избавиться от него.

Вы также можете пройти онлайн тест для выявления степени угрозы рака на настоящий момент, посмотреть документальное видео и постараться узнать малоизвестные секреты о профилактике, диагностике и лечении рака.

Задумайтесь об этом: даже учёные из Национального институт рака публично признали тот факт, что многие диагнозы являются ложными и на самом деле крайне далеки от рака. Но врачи-шарлатаны продолжают «диагностировать» рак, потому что чем больше у них пациентов, тем выше доход. Они не заинтересованы в правдивой диагностике и сделают всё возможное, чтобы запугать вас и убедить в необходимости совершенно ненужной химиотерапии.

Сегодня на лечение рака уходит больше денег, чем на лечение любого другого заболевания.

Если у вас диагностирован рак, и вы полностью доверяете медицинской системе своё дальнейшее лечение, то можете смело попрощаться со своими деньгами. Даже при наличии страховки, вы, скорее всего, всё равно потратите всё до копейки. Либо выживите и останетесь с пустым карманом, либо умрёте, но всё равно с пустым карманом.

Ссылка


Вы здесь » Зачем нам лженаука. » Экология. » Антинаука медицина.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC